Questo sito usa cookie per fornirti un'esperienza migliore. Proseguendo la navigazione accetti l'utilizzo dei cookie da parte nostra OK
ambasciata_mosca

Интервью посла Рагальини агентству «РИА новости» (Москва, 17 февраля)

Дата:

17/02/2016


Интервью посла Рагальини агентству  «РИА новости» (Москва, 17 февраля)

Господин посол, какими вы видите перспективы развития российско-итальянских отношений в 2016 году? Будет ли этот год таким же насыщеным, что и предыдущий?

Итальянская сторона всегда считала Россию важным политическим партнером для решения всех актуальных международных проблем. В марте прошлого года премьер-министр итальянской республики Маттео Ренци посетил Москву с официальным визитом. Он встречался с президентом Путиным, и предметом их разговора были как раз вопросы положения в Ливии и Сирии.

Мы всегда считали, что участие России в решении такого уровня вопросов имеет первостепенное значение. Всегда считали важнейшим фактором поддержание диалога с Россией, несмотря на проблемы с положением на Украине и на украинский кризис.

Италия, конечно же, удовлетворена сейчас тем, что широкое большинство стран разделяют эту точку зрения. Это, собственно, всегда и служило основой для того, чтобы отношения между Италией и Россией всегда развивались довольно активно. Это происходит как на политическом уровне, и подтверждением тому служит регулярные контакты между высшими руководителями наших стран, я имею в виду премьер-министра, российского президента, я имею в виду, в том числе и руководителей министерств обеих стран, которые регулярно обмениваются визитами.

Это касается и отношений в области культуры, которые носят традиционный исторический характер в их основе. Связи, которые насчитывают много-много лет, и они также не прерываются, они продолжают развиваться.

То же самое относится и к торговле, к связям в области промышленности и вообще к отношениям в области экономики между странами. Они всегда отличались чрезвычайно высоким уровнем. Конечно, в 2015 году наблюдался спад, это очевидно. Мотивы этого спада так же очевидны – это падение цен на нефть, это курс рубля, который существенно упал.

Экономические проблемы, естественно, привели к спаду в общем объеме торгового обмена между нашими странами в 2015 году. Однако интерес итальянских предпринимателей и предприятий в целом к работе на российском рынке, к развитию связей с Россией остается прежним.

Если говорить о туризме. Здесь тоже минувший год показал спад, опять-таки по тем же самым причинам. Хотя итоговые цифры этого года в целом остаются достаточно высокими, можно говорить в настоящее время о 700 тысячах российских туристах, которые посетили Италию.

В этом году посольство будет продолжать работу по поддержке обмена, в том числе путем развития сайта, посольство разработало и запустило специальный сайт и поддерживает его в рабочем состоянии. Он называется «Твоя Италия» (www.latuaitalia.ru). Это один из достаточно эффективных инструментов, который может предоставить россиянам информацию о том, как наилучшим образом спланировать свою поездку в Италию.

Активно развивается сотрудничество между нашими странами в области науки. Эти связи также носят традиционный характер и отличаются высоким уровнем. Какие это отрасли – это ядерные исследования, это биотехнологии, это нанотехнологии, это авиакосмическая отрасль.

Таким образом, можно констатировать, что несмотря на сложности, обусловленные экономическим кризисом и различного рода геополитическими проблемами, отношения между нашими странами остаются превосходными.

- Если говорить об украинском кризисе, об одном из самых главных раздражителей в отношениях России и ЕС, как вы оцениваете перспективы регулирования в текущем году? И возможно ли, что будут какие-то ощутимые подвижки?

Это верно, это действительно раздражающий фактор в отношениях между Евросоюзом и Россией. Это тот самый фактор, который лежит в основе санкций и, соответственно, контрсанкций в отношениях между странами. При этом мы по-прежнему уверены, что решение проблемы может быть только политическим.

В прошлом же году, как мы знаем, были подписаны минские соглашения, этот документ, с нашей точки зрения, очерчивает достаточно ясный путь политического урегулирования этой проблемы.

В этом ключе, с нашей точки зрения, заметные успехи все-таки были достигнуты в наступившем году. Прежде всего режим прекращения огня. При всем том, что режим нарушается время от времени обеими сторонами, в целом, с нашей точки зрения, можно утверждать, что он сохраняется. Что означает, что человеческих жертв существенно меньше, чем в году минувшем.

В минских соглашениях очерчен план в том числе и политических шагов, которые должны быть приняты. Включая принятие ряда законов, в том числе закон о реформе конституции. Процесс идет, быть может, медленнее, чем всем бы хотелось, в силу ряда объективных причин.

Однако недавнее решение украинской Рады о продолжении обсуждения вопроса о конституционной реформе нами расценивается как шаг позитивный.

Сейчас необходимо, чтобы все вовлеченные в процесс стороны приложили усилия для придания реализации этого плана нового импульса к ускорению. Это важно, потому что нельзя допустить, чтобы в сердце Европы оставалось государственное образование, раздираемое такого рода противоречиями, как это происходит сейчас с Украиной.

- Господин посол, разрешите уточнить. В Москве неоднократно заверяли, что Киев будет делать все, чтобы оттягивать выполнение минских договоренностей, чтобы снятие санкций с России откладывалось на более поздний срок. Какова позиция Италии по этому вопросу?

Позиция итальянской стороны заключается в том, что минские соглашения должны быть полностью выполнены. Что они должны быть выполнены в кратчайшие сроки. При этом Европейский Союз должен использовать все свое влияние и вести максимально эффективную посредническую деятельность.

И Россия должна выполнить свою часть работы. Не столько потому, что с реализацией Минских соглашений увязаны санкции, сколько потому, что, наверное, все-таки важно, чтобы страна вернулась, имеется в виду Украина, к нормальной ситуации, к мирному положению. Я полагаю, что именно это является приоритетной задачей и Украины, и Российской Федерации, и Европейского Союза.

- Тогда давайте перейдем к сирийскому вопросу. Если говорить о сирийской проблеме, в последнее время ужесточилась критика действий России в стране, в том числе это связано с приостановкой межсирийских переговоров в Женеве. Как вы оцениваете здесь положение дел?

Вы знаете, по сирийскому вопросу всех критикуют, когда больше, когда меньше. И я бы не говорил о провале переговоров. Понятное дело, что перенос переговоров на 25 февраля это не есть хорошо. Однако же, я полагаю, это должно служить стимулом для того, чтобы международное сообщество в сотрудничестве между всеми сторонами приложило максимальные усилия для того, чтобы эти переговоры состоялись, и чтобы позиция сторон, которые будут в них участвовать, носила максимально конструктивный характер, и в этом мы рассчитываем и на Россию.

Италия со своей стороны оказывает максимально возможную поддержку той работе, тем усилиям, которые прикладывает спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура. Весь опыт последних лет ясно показывает, что такого рода конфликты либо продолжаются в формате военного противостояния, либо находят политическое решение, другой альтернативы нет. Продолжение войны в Сирии никому не нужно, не нужно в первую очередь самому сирийскому народу. Последствием войны стал сегодня величайший гуманитарный кризис.

Здесь я могу упомянуть о недавней конференции стран-доноров по решению вопроса гуманитарной помощи. Отрадно довольно высокое число участников этой конференции. Кстати говоря, Италия там участвует весьма активно. Назову сумму вклада Италии в помощь этому региону – она составляет более 400 миллионов долларов.

Именно в силу масштабов гуманитарной катастрофы на все страны ложится высокая ответственность, именно поэтому мы считаем, что отложенные переговоры должны возобновиться. С тем, чтобы стороны работали на режим прекращения огня, на то, чтобы организовать гуманитарные коридоры, и на восстановление минимального уровня доверия между сторонами.

Не могу не упомянуть о том, что Италия активно участвует в решении иракской проблемы. Потому что нестабильность в Ираке оказывает прямое влияние на положение в Сирии.

Речь идет о подготовке военных специалистов, мы обеспечиваем подготовку служащих иракской армии, а также бойцов пешмерга, потому что они составляют костяк подразделений, наиболее активно воюющих с Исламским государством.

Общее число подготовленных специалистов составляет 2 тысячи. Плюс к этому Италия намерена в ближайшее время направить ограниченный контингент своих военных для охраны плотины в Мосуле. Город Мосул имеет важное стратегическое значение.

- Можно один незапланированный вопрос, просто уточнение? Если вдруг будет рассматриваться какой-то вариант военного вмешательства со стороны Евросоюза… Ну не военного вмешательства, а присылки какого-то ограниченного контингента, как Италия может рассматривать такой шаг? Гипотетически. В Сирию.

Отвечая на этот вопрос, я, во-первых, хочу подчеркнуть обстоятельство, о котором редко когда говорится, если говорится вообще. Италия является второй страной на международной арене по объему своей вовлеченности в различного рода операции по обеспечению безопасности. Как по линии ООН, так и по линии ЕС и НАТО.

Таким образом можно говорить о том, что Италия довольно активно уже в этом участвует, участвует и материальными, и человеческими ресурсами. Я начал с этого к тому, что это обстоятельство обязательно всегда нужно иметь в виду, когда речь заходит о дополнительных обязательствах. Что же касается возможности наземной операции в Сирии, то, насколько мне известно, все стороны ее исключают. Я бы сказал, что этот вопрос на повестке дня не стоит.

- Ливийский сценарий для Сирии, о котором в последнее время начали говорить – нет ли опасения у Италии, что такой сценарий может быть применен для Сирии в том числе?

Вы знаете, я бы утверждал, что это две различных ситуации. Если говорить о Сирии, то здесь стороны конфликта, в общем, практически все определены. Сегодня необходимо, чтобы на Женевских переговорах все участники сформулировали разделяемые всеми ими позиции о путях политического решения этого кризиса. С тем, чтобы было образовано переходное правительство, правительство переходного периода. Имея в виду, что конечным результатом этого процесса должно быть установление мира. И, с одной стороны, возможность оказания масштабной гуманитарной помощи. С другой стороны, обеспечения стабильности в этом регионе.

- Можно уточнить один вопрос? Вот Запад продолжает настаивать, США настаивают на уходе Асада. Нет ли опасений в случае такого сценария, что этот политический вакуум будет заполнен боевиками Исламского Государства? Как это случилось в Ливии после Каддафи.

Позиция итальянской стороны всегда заключалась в том, что решение должно быть политическим, мы всегда настаивали, чтобы правительство и оппозиция вступили в переговоры. Если говорить о Сирии, нам необходимо сделать все, чтобы избежать коллапса системы государственного управления. Система государственного управления, в ней, в этой системе могут меняться люди и фигуры, она может переходить от одних лиц к другим, но сама система, не должна быть разрушена, ибо через нее обеспечивается стабильность и территориальная целостность Сирии.

Я полагаю, что именно такое видение сейчас разделяется большинством стран, которые задействованы в решении сирийского вопроса. Другой вопрос, каким образом это все может быть реализовано. Но я полагаю, что это как раз одна из задач переговоров в Женеве.

- Если говорить о Ливии, это немаловажная страна для Италии, какие приоритеты здесь у Рима есть в процессе урегулирования?

Все последние годы и особенно последние месяцы Италия прилагала максимум усилий и занимала самую активную позицию, как по линии ООН, так и действуя от первого лиц для достижения конкретных результатов. Ситуация продолжает оставаться весьма сложной. Однако можно говорить об известном политическом прогрессе, который был достигнут. Нынешний премьер-министр сейчас готовит новый состав правительства, которое должно быть представлено на утверждение в палату представителей.

Задача – создания правительства национального единства. Напомню, что в декабре прошлого года в Риме проходила конференция по ливийскому вопросу. Задачей этой конференции было послужить своеобразным катализатором процессам международной поддержки тем решениям, которые сейчас формируются в Ливии.

И я с удовлетворением могу сказать, что Италия высоко оценила вклад и поддержку Российской Федерации.

- Я думаю, нам стоит перейти к вопросу о тесно связанном с сирийским конфликтом и вообще конфликтами на Ближнем Востоке. Это миграционный кризис для Европейского Союза. Это очень важный вопрос для Италии. Как вы оцениваете перспективы урегулирования, насколько серьезный кризис? Насколько он может поднять вопрос о самих основах существования Европейского Союза?

Все последние годы Италия самостоятельно вынуждена была принимать на себя основную тяжесть иммиграционного потока. Речь идет о беженцах, о лицах, которые приезжают, пересекая границу Евросоюза через Италию. Выходцы из стран Северной Африки и Ближнего Востока.

В качестве подтверждения назову такую цифру. Более половины всех лиц, спасенных на море, было выполнено силами военно-морских сил Италии и судами береговой охраны. Речь идет о сотнях тысяч человек, которых Италия спасла от неминуемой гибели. Я считаю, мы обязаны отдать должное мужеству и усилиям тех людей, служащих военно-морских сил Италии и береговой охраны, за все, что они сделали, руководствуясь главным и единственным правилом на море, который заключается в том, что спасение человека прежде всего.

Италия многие годы несла социальные, материальные и финансовые затраты, принимая многие тысячи людей, спасавшихся от войны или от нищеты.

В 2015 году мы очень активно и много и решительно боролись внутри Евросоюза за то, чтобы объяснить и донести свою точку зрения, которая заключается в том, что чрезвычайность ситуации должна касаться не только Италии и Греции, стран, которые считаются первой страной прибытия этих людей.

Это проблема, которая вне всяких сомнений касается всего Европейского Союза в целом. Хотя бы потому, что Европейский Союз это общие границы и соответственно общее пространство.

Должен с удовлетворением отметить, что это наша работа, наша политическая деятельность в 2015 году дала свои первые результаты. С учетом того, что работа еще предстоит большая и зачастую не лишенная проблем. Тем не менее, мы говорили и продолжаем говорить, что европейский ответ на этот вызов, если мы говорим о вызове миграционных процессов, должен, во-первых, основываться на принципах гуманизма. Во-вторых, на принципах безопасности, обеспечения безопасности.

Имея в виду, что все-таки общие усилия стран-членов ЕС должны быть направлены на то, чтобы решать проблему у ее источника, с тем чтобы ликвидировать политически и экономические причины такого значительного роста миграционных процессов. Важнейший принцип был и остается, с нашей точки зрения, это принцип справедливого распределения материальных затрат и распределения прибывающих беженцев между всеми странами-членами Европейского Союза.

Проблема мигрантов это в значительной степени проверка на прочность Европейского Союза, его способности к интеграции, защиты идеалов, послуживших основанием для его создания.

Италия рассчитывает, что ЕС в целом и страны- члены сумеют принять этот вызов и одержать победу, важную прежде всего для себя самих, нежели для беженцев, поскольку в противном случае под сомнение ставятся основополагающие принципы европейской интеграции, в частности, свобода перемещения граждан внутри общей территории.

- То есть, если коротко говорить, Италия в принципе выступает против ужесточения пограничных правил, которые сейчас отдельные страны вводят? Между странами шенгена, имеется в виду.

Если мы будем рассматривать и решать эту проблему как проблему Евросоюза, то тогда просто то, о чем вы говорите, отпадает само по себе, в нем нет нужды. Нет нужды в ужесточении пограничного контроля между странами-членами ЕС. Мы при этом должны обеспечить право на получение убежища лицам, которые имеют на это право. И соответственно отказать тем, кто не имеет на это права.

Собственно, основная проблема сейчас касается Италии и Греции, поскольку это два направления, через которые движутся основные потоки мигрантов. Мы считаем, что мы не можем оставлять эти две страны наедине с самой настоящей гуманитарной катастрофой. Здесь это как раз тот случай, когда должен применяться принцип солидарности всех стран-членов ЕС, с распределением лиц, имеющих право на убежище, между всеми странами-членами ЕС.

- А может быть есть какие-то идеи о создании совместной площадки с Россией по разрешению миграционного вопроса?

Я не очень представляю себе, какой здесь может быть помощь России, из России к нам нет таких потоков. У России свои миграционные потоки. Другое дело, что они носят иной, нежели в Евросоюзе, характер. У вас это люди, которые едут из бывших республик Советского Союза. Я так понимаю, что это, наверное, аналогичным образом может создавать для страны проблемы, например, с безопасностью, но это вопросы, которые, как мне кажется, Россия для себя вполне успешно решает.

- Хочу пояснить, почему задала этот вопрос. Поскольку в Москве говорили, что, естественно, мы тоже принимаем очень много беженцев, главным образом сейчас с Украины – более миллиона человек, и в Москве заявляли, что мы могли бы поделиться опытом разрешения проблем. Вот поэтому такой вопрос. И поэтому вопрос о создании площадок, чтобы поделиться опытом в разрешении таких проблем.

Обмен мнениями это всегда хорошо. Но здесь у нас обстоятельства различные. Если говорить о России, то практически подавляющее большинство всех тех, кто приезжает в Россию это все-таки люди русскоговорящие. И при том, что да, это люди из какого-то другого региона, с каким-то другим опытом, но все-таки базовый элемент, такой как язык, является для вас общим.

В Европе ситуация, как мне представляется, намного более серьезная в этом смысле. Потому что, как я уже говорил, кто едет – это выходцы из Северной Африки, с Ближнего Востока. И мы видим, как зачастую даже те из них, кто уже осел в Европе, испытывают серьезные проблемы с интеграцией.

Так вот, лично я считаю, что эти два явления, если говорить о России и Европе, все-таки разные. Но, повторяю, обмен мнениями всегда был бы полезен, всегда интересно узнать, как страна-партнер решает эти вопросы, полагаю, это было бы полезно и для Евросоюза.

- Закрывая тему миграции, просто хотела задать короткий вопрос. У нас по российскому телевидению много идет пропаганды на тему того, что миграционный кризис мешает поездкам, все эти мигранты представляют опасность для туристов российских. Как вы можете ответить на эти пропагандистские заявления?

Что тут я могу сказать, я итальянец, живу в Италии, дочь моя живет в Италии. Не могу сказать, что мы ощущаем такую угрозу от мигрантов. Правонарушения и акты насилия во всех странах совершаются и гражданами, и иностранцами.

Я бы так сформулировал. Сейчас самая главная опасность для нас это страх. Это не сами феномены, а страх этих феноменов. Страх терроризма, страх встретиться с иностранцем, страх увидеть что-то другое, страх иного.

- Фобии?

Смотрите, фобии это следующий этап. Вот мы должны сделать все, чтобы этот страх не перешел в фобию. С этим необходимо решительно бороться. Мы должны вести нашу обычную, нормальную жизнь. Нельзя замыкаться в границах своего дома, своей страны. Это не должно лишать нас возможности путешествовать, знакомиться с другими странами.

Ибо, собственно, это одна из задач терроризма. Если мы поступим таким образом, это уже будет означать в какой-то степени сдать свои позиции. Поскольку страх один базовых из элементов терроризма как инструмент борьбы. Ну и потом, телевидение в силу специфики жанра порой пережимает, делая акцент на сенсационность.

- Перейдем тогда к экономическому блоку. Отношения Италии и России. Сейчас мы переживаем довольно-таки сложные времена. Есть ли какие-то у Италии планы, как преодолеть эту ситуация, какие области экономического сотрудничества являются многообещающими?

Как я говорил ранее, вследствие нынешнего экономического кризиса торговый обмен между Италией и Россией по данным на октябрь прошлого года снизился на 23%. Это не означает, что наши отношения стали менее активными, менее интенсивными. Это не означает, что связи между итальянскими и российскими предприятиями ослабли. Общая экономическая ситуация такова, что резкое снижение цены на нефть и последовавшее за ним падение курса рубля привели к рецессии в России.

Наш экспорт упал на 25 процентов. Замечу впрочем, что это наименьший индекс падения, если говорить о других экономических партнерах Российской Федерации. Я абсолютно убежден, что в ближайшее время, в ближайшие годы сотрудничество будет расти. Вы спросите, почему – я отвечу, что наши экономики естественным образом дополняют друг друга. Сложностей хватает. Но итальянские предприятия продолжают верить в российский рынок. В последние месяцы заключались сделки по прямым инвестициям, созданию совместных предприятий, достаточно крупных поставках товаров и материалов.

Не следует забывать, что экспорт углеводородов дает в России практически половину федерального бюджета. Понятно, что падение цены на нефть резко осложнило экономическую ситуацию в стране. Все это потребовало от российского правительства пересмотра экономической стратегии и в том числе схемы выстраивания отношений с иностранными партнерами, чтобы постепенно страна стала и производителем товаров и материалов.

Эта индустриализация, речь в первую очередь о легкой промышленности, я полагаю, открывает довольно широкие перспективы для итальянских предприятий. Которые готовы инвестировать в Россию, создавать совместные предприятия с участием российских компаний.

В целях стимулировать такие инвестиции посольство подготовило специальную публикацию, материал о российских регионах, заинтересованных в инвестициях и динамично развивающихся.

Я лично буду представлять публикацию в ходе целого ряда уже намеченных встреч, которые мы будем проводить в Италии, ставя своей задачей рассказать об имеющихся возможностях, чтобы люди могли лучше оценить перспективы инвестиционной деятельности.

Очередным ярким подтверждением качества наших отношений станет Санкт-Петербургский международный экономический форум, в котором, хочу особо отметить, организаторами для Италии – впервые для зарубежного государства – предусмотрен статус принимающей стороны.

- А как будет представлена Италия, на каком уровне?

Представительство с политической точки зрения будет самое высокое. И, естественно, будет делегация предпринимателей самого высокого уровня и по числу, и по качеству.

Мы работаем сейчас над организацией «Casa Italia» - «Итальянского дома» - где будут представлены наиболее успешные из числа показательных отраслей итальянской экономики.

То есть планируется, что премьер-министр приедет?

Мы, скажу я вам, ничего не исключаем.

- Если вернуться к тому документу, который есть, когда он будет представлен вами? И о каких регионах идет речь?

Собственно, он уже готов. Мы сейчас окончательную редактуру его завершаем,

Регионы отбирались с учетом макроэкономических показателей, общепринятых в международной экономической практике. Понятно, что в России множество регионов, и если мы говорим о десяти, где наиболее благоприятные условия для инвестиций, для развития бизнеса это вовсе не означает, что итальянский предприниматель не может и не будет смотреть в сторону других регионов. Но мы исходим из того, что надо же с чего-то начать. Вот в качестве такого шага, такого импульса и предлагаем этот документ. Он ни в коем случае не носит исчерпывающий характер.

В этих регионах, с точки зрения специалистов-экспертов, которые оценили ситуацию, представляются наиболее благоприятные условия для развития. В том числе с учетом специфики итальянского бизнеса, итальянской промышленности, которая нацелена на работу на зарубежных рынках. Если после опубликования этого исследования появятся другие заинтересованные регионы, их предложения мы обязательно будем рассмотривать.

Я часто встречаюсь с руководителями российских регионов. К нам сюда приходят губернаторы, чтобы рассказать об инвестиционных возможностях для итальянского бизнеса. И мы рады такому вниманию. Мы охотно с ними сотрудничаем, чтобы в том числе познакомить их с нашими регионами и нашим бизнес-сообществом.

- Тогда переформулирую вопрос. Какой лично для вас регион стал сюрпризом, на который раньше, допустим, итальянский бизнес не обращал внимания, а вот по результатам исследований…

Нет, нет. Сюрпризов не было.

- Если говорить о визитах делегаций, мы говорили о Санкт-Петербургском экономическом форуме, до него стоит ли ожидать каких-то встреч на политическом уровне? Визита, допустим, министра иностранных дел.

Сегодня (9 февраля - комментарий редактора) приезжает министр сельского хозяйства Мартина. Он намерен посетить выставку «Продэкспо» в Москве.

- Планируется какие-то контракты заключить?

Нет, документов к подписанию не планируется. Министр встретится с министром сельского хозяйства, с заместителем премьера. В программе посещение выставки, встречи с итальянскими экспонентами. Министр посетит мясоперерабатывающий завод Кремонини в Одинцово.

Мы считаем, что сельское хозяйство и пищевая промышленность в Италии на высоком уровне, и для России они приобретают сейчас особое значение. Итальянские компании обладают колоссальным опытом и занимают лидирующее положение на мировом рынке в числе лучших производителей оборудования и технологий переработки. В этом смысле мы могли бы выступать идеальными партнерами.

Партнерами как для тех предприятий в России, которые давно уже работают, так и в качестве участников вновь создаваемых совместных предприятий в рамках развития сельскохозяйственной и пищевой промышленности России.

- А если говорить о визитах, допустим, министра иностранных дел и министра обороны в Россию, будут ли они в 16-м году?

Министры иностранных дел, в отличие, наверное, от всех остальных министров, имеют огромное множество возможностей для встреч между собой за пределами Италии и России в рамках многочисленных международных встреч.

Если говорить о других, то мы сейчас работаем над организацией ряда визитов итальянских министров в Россию и российских в Италию. Год в этом смысле предстоит достаточно напряженный.

- Это экономического развития, энергетики?

Заместитель премьера России только что был у нас в январе, и приедет опять. Готовится визит министра экономического развития. В прошлом году наш министр культуры приезжал в Россию дважды. Министр Мединский был у нас в октябре. Приезжали министр юстиции, министр экономического развития, премьер-министр, дважды министр иностранных дел. Господин Лавров был у нас в декабре. Словом, 2015 с этой точки зрения был довольно насыщенным, и могу сказать, что 16-й год будет не менее активным.

- Говоря о торговом сотрудничестве, наши коллеги очень попросили задать один вопрос. Это касается сыра пармезан. В России все страдают без этого сыра. Скажите, когда мы можем надежду испытывать? Что нам делать?

Купить билет и направиться непосредственно к месту производства сыра. Или попросить кого-то из итальянских друзей, чтобы они щедрой рукой поделились.

- А вы пробовали те заменители, которые пытаются производить в России?

Да. Было дело, любопытно.

- Стоит ли здесь ожидать какой-то помощи с итальянской стороны, в том числе может быть создания какого-то СП (?), чтобы в России исправилась ситуация?

Я знаю, есть итальянцы, которые делают моццареллу и буррату на Кавказе. И это сыр хорошего качества. Но, сказать по правде, к настоящей итальянской моццарелле это никакого отношения не имеет. Есть продукция, качество которой определяют земля, климат, особенности питания скота. Взять пармезан, у нас же его тоже делают только в Парме. При том, что это самый, наверное, фальсифицируемый, сыр в мире. Но любой, кто однажды попробует настоящий пармезан, чувствует разницу.

- Тогда, наверное, последняя по порядку, но не по важности тема – культура. Стоит ли ожидать каких-то масштабных грандиозных выставок, проектов? Проектов, учитывая, как мы видели, какой интерес русские проявляют к итальянской культуре.

Интерес россиян к итальянской культуре совершенно невероятный. И сама по себе культура, отношения в области культуры в значительной степени составляли основу развития двусторонних отношений.

Поскольку независимо от того, как развивались, отношения на межгосударственном уровне, отношения между людьми всегда были активными, поскольку нас всегда влекло друг к другу. Россияне в Италии и итальянцы в России музыканты, архитекторы, театральные деятели – это взаимное проникновение на протяжении многих-многих лет.

В 2011-м году у нас был перекрестный год культуры. Огромный успех. С него берет начало планомерная работа по организации культурных мероприятий самого высокого уровня.

- Назовите два таких знаковых проекта, которые будут в этом году. Кого привезут к нам?

Это выставки в российских музеях. Мы показывали в Москве Караваджо, Тициана, Караваджо и его последователей. На 16-й год у нас не менее амбициозные проекты, которые мы сейчас прорабатываем. Могу уже сказать, что это будут выставки Пиранези и Де Кирико.

И тема Возрождения тоже остается, это будет Рафаэль. Мы очень стараемся, надеемся, что получится. Там не все просто. Это значительные материальные средства. Чтобы было понятно, до какой степени непросто – какие-то произведения Рафаэля, когда оформляется вывоз для гостевого показа в другую страну, это все должно быть застраховано, вот какие-то его произведения имеют страховую стоимость до ста миллионов. То есть вы можете себе представить масштаб.

Плюс, все хранится по разным коллекциям. Это все непросто.

Если говорить о музыке, в прошлом году у нас были гастроли Большого симфонического оркестра RAI. Это были достаточно серьезные гастроли, Москва, Санкт-Петербург, Пермь, Екатеринбург. В этом году мы хотим привезти музыкальный фестиваль Флорентийский май. На конец сентября планируется недельная гастроль Ла Скала в Большом театре.

Будет продолжена работа по проекту, начатому в прошлом году, который мы считаем инновационным, интересным и полезным – обмен молодыми оперными певцами и музыкантами: молодые российские артисты едут на стажировку в итальянские консерватории, музыкальные и оперные театры, а итальянцы приезжают в Россию.

Нам видится в этом продолжение традиционных музыкальных связей, которые берут начало в 18ом веке. Это полезно с профессиональной точки зрения и ценно в качестве число человеческого опыта.

И еще один проект с Московской консерваторией. Готовится такая большая интересная публикация об истории музыкальных отношений между Россией и Италией.

В области кинематографа мы представляем Венецианский кинофестиваль в Москве. Он носит название «Из Венеции в Москву». И вот в этом году это уже будет седьмой такой фестиваль, когда мы привезем венецианские фильмы.

Второй такой фестиваль – его мы тоже проводим не первый год – носит название «NICE» - фестиваль молодого итальянского кино.

Все ленты будут демонстрироваться не только в Москве, но и в других российских городах.

Планируем ретроспективы Висконти и Антониони. И еще один визит. Пока о сроках не говорим. Это кинорежиссер Маттео Гарроне, один из наиболее популярных ныне кинематографистов Италии.

Завершая картину наших планов в области культуры на этот год, скажу, что мы продолжим ежемесячные творческие встречи в посольстве с деятелями культуры Италии и России. Нашими гостями были режиссеры Кончаловский, Михалков, музыканты Башмет, Мастранджело, Уто Уги, актриса Литвинова, мастера балета Карла Фраччи, Илзе Лиепа. В этом году будут новые имена и новые встречи. Они всегда крайне увлекательны и интересны.

rian 2

rian 3


836